Однажды ученик аввы Сисоя Авраам сказал ему: отче! не благоугодно ли тебе, чтобы мы поселились несколько ближе к миру? Пойдем туда, сказал ему авва Сисой, где нет женщины. Где же нет женщины, кроме пустыни? - отвечал ему ученик. Итак, веди меня в пустыню, сказал старец. Древний Патерик

Заметки священника для совершения Таинства исповеди. Прот. Андрей Шевчук

Сложившаяся и веками проверенная приходская практика совершения исповеди на сегодняшнее время полностью отвечает вызовам современного мира. Частная исповедь перед Святым Крестом и Евангелием в присутствии свидетеля - священнослужителя, является основой совершения Таинства покаяния, при котором исповедующий грехи свои невидимо разрешается от них Самим Иисусом Христом. Остальные формы исповеди, как то: общая исповедь, письменная исповедь, молитвенная и так далее, является только исключением из общего правила.

Общая исповедь является, по нашему мнению, скорее проповедью, предназначенной для большего раскрытия смысла и пагубного значения греха, и может совершаться только при особых обстоятельствах (например, во время Великого Поста, при большом скоплении народа). При этом стоит заметить, что священник, совершающий общую исповедь, обязан напомнить присутствующим, об опасности формального подхода к Таинству, так как даже подробное, скрупулёзное перечисление грехов не означает их «магическое» уничтожение, если нет искреннего покаяния, зрения греха, и всемерного желания с помощью Божией его оставления. В этой связи, хотелось бы отметить, что сама исповедь является только «печатью» покаяния, что само по себе предполагает соответствующую подготовку для раскрытия греха. Церковная исповедь, в таком случае, становится врачебницей, в которой больной, осознающий свою болезнь и точно могущий указать на своё заболевание, получает, по слову молитвы Таинства покаяния, лекарство для исцеления души.

«Всего лучше, когда кающийся сам раскрывает свои язвы духовному врачу; поэтому следует, чтобы он, без вопросов со стороны священника, сам сознавал и исповедовал свои грехи; если же от неумения, стыда, застенчивости, смущения и т.п. кающийся не в состоянии сам раскрыть своих греховных язв, то священник должен помогать ему вопросами. Какие именно вопросы надобно предлагать кающимся, или в каких грехах их испытывать, - на это нельзя отвечать со всей точностью. Здесь всё должно зависеть от опытности и благоразумия священника, который только должен всегда помнить, что своими вопросами он обязан вспомоществовать сознаться в грехах своих всем, имеющим нужду в подобном вспомоществовании, чтобы таким образом привести каждого к раскаянию истинно христианскому, полному, искреннему и всестороннему» («Настольная кн. священно-церковно-служителя», т. II, с.1085-1086 ).

Выражая полное согласие с известным вышеизложенным утверждением, хотелось бы дополнить сказанное следующими замечаниями:

  1. Бывают случаи, когда Таинство Исповеди заменяется душевной беседой. Это может происходить по инициативе как одной, так и другой стороны, что само по себе, мягко говоря, неуместно в такой важный и ответственный момент, когда исповедник со страхом и трепетом выносит на Суд Божий свои грехи. Здесь священнослужителю правильно было бы поддержать покаянное состояние в кающемся грешнике, особое внимание уделяя более полному раскрытию всей мерзости и тяжести греха, чем превращать Таинство Исповеди в частную лекцию или семинар. Для задушевной беседы лучше назначить особое время, которое можно будет посвятить подготовке к таинству исповеди. Особое внимание, как в частных беседах с прихожанами, так и в общецерковной проповеди, необходимо уделять греховным язвам окружающего нас мира. Особенно это касается современной, так называемой, гендерной политики, виртуального блуда, лудомании, игровой и компьютерной зависимости. Отсюда проистекают такие грехи, как безразличие к окружающим (семье, Церкви, государству), равнодушие к ближним (повзрослевший инфантилизм), собственному спасению и вообще, потеря истинного смысла жизни и духовной радости. Мегафоном всех этих душевных болезней в современном мире становится мировая паутина — Интернет; при всей своей актуальности и полезности, нельзя отрицать, что именно здесь кроется особое искушение для христиан последних времён. Необходимо особое внимание уделять именно этой греховной пандемии, последствия которой даже страшно представить. Самое пагубное для души — не видение греха, его непонимание, а ещё страшнее — принятие его за норму или добродетель. Сегодня много говорится о православной психотерапии, написано много книг, статей, серьёзных богословских работ, в которых вскрывается зависимость душевных болезней от грехов, как первопричины психических патологий. Но всё же, для лечения душевной болезни необходимо, как медикаментозное, так и психотерапевтическое лечение. Современному священнослужителю необходимо знать, что при психическом, а часто органическом повреждении необходима помощь квалифицированного психотерапевта. К сожалению, в современной исповеднической практике бывают случаи, когда душевнобольному человеку назначают непосильный пост и молитвенное бремя для изгнания инфернальной силы, что только усугубляет душевную болезнь, которая может привести к страшным последствиям. В связи с этим, хотелось бы указать на необходимость более внимательного подхода и к современной практике экзорцизма, о чём, конечно же, необходимо говорить отдельно и более подробно.

  2. К сожалению, часто приходится встречаться с порочной практикой наложения сугубого прещения на человека, который, можно сказать, впервые переступил церковный порог. На исповедника накладываются «бремена неудобоносимые» (Мф. 23, 4), тем самым ввергая последнего в великое смущение, вызывая в душе неофита отчаяние в своём спасении, чувство обреченности, а часто и невозможность физически исполнить наложенное бремя. Такая проблема исповеднической практики, существует не только в приходских храмах, но и в больших монастырях. В связи с этим, хотелось бы напомнить о дореволюционном правиле, когда мирян мог исповедовать только опытный иеромонах, поставленный на это служение епархиальной властью (синтагма М.Властаря, «Наст. кн. ц. св. служ», т.II, с.1047 ). Необходимость дифференцированного подхода к исповедникам, как к своим постоянным прихожанам, могущим принять либо «молоко», либо «твердую пищу» (Евр. 5, 12-14), так и к тем, которых священник видит в первый раз (а бывает так, что и в последний), является неотъемлемой частью духовнической практики в современных условиях. К незнакомым исповедникам должен быть особо внимательный, деликатный подход. Священник может не допустить недостаточно кающегося грешника ко Святому Причастию, но при этом назначить время для духовной беседы, или в крайнем случае, посоветовать первые шаги для начала духовной жизни и воцерковления.

  3. «Епитимья — средство к уврачеванию греха и умиротворению совести покаявшегося грешника» (Церковный Катехизис). Цель епитимьи — нравственное совершенствование, вразумление и исправление души человеческой. Епитимья не является, в прямом смысле этого слова, наказанием, и ни в коем случае искуплением греха, но средством к побуждению раскаяния, исправления и лучшего запоминания. Если достигается цель последнего, то отпадает и сама необходимость к продолжению епитимьи (Василий Великий, правила 2, 34, 84; Григорий Нисский, правило 5). Время совершения врачевания души зависит от покаяния и твердого намерения более не возвращаться к прежней греховной жизни (Григорий Нисский, правило 8). Уже из вышеизложенного видно, что наложение епитимьи является частным случаем и требует сугубо индивидуального подхода.

Назначать епитимью священник должен с большой осторожностью, в основном тому, кого знает лично, и может в процессе совершения исправления контролировать его, но ни в коем случае нельзя назначать епитимью случайным людям, которых священнослужитель видит в первый раз. Для лучшего понимания, при каких условиях общественной и церковной жизни давались епитимии и писались епитимийники в Русской Церкви XVI в., позволим себе привести отрывок из книги С.Смирнова «Древне-русский духовник»:

«Нравственное положение духовника в древней Руси, было очень высоко. В древнерусских чинах исповеди встречается выразительный момент передачи грехов кающегося духовнику, заимствованный из старческой исповеди. Выслушав исповедь, и прочитав молитвы над преклоненным покаяльным сыном, духовник поднимал его с земли и возлагал правую его руку на свою шею. Читалась снова молитва, после которой исповедующий обращался к кающемуся с такими словами: «на моей выи согрешения твоя, чадо, и да не истяжет тебе о сих Христос Бог, егда приидет во Славе Своей на Суд Страшный». Вот это обряд исповедного чина и характеризует нравственное положение духовника по воззрению древней Руси: духовный отец не только свидетель, «послуг» покаяния духовного сына пред Богом; он являлся как бы ответчиком за его грехи. Грех сына, сообщённый духовнику на исповеди, становился их общим грехом; они представлялись как бы соучастниками преступления: «тый же грех исповеднику и попови, - обеима общий есть грех; того деля поручается за нь и приемлет грехи его на ся». «Поручник стада» своего, древнерусский духовник понимал поэтому свои нравственные обязанности к покаяльной семье очень широко: служить вождём ей «в вышней Иерусалим», открыть «Божие Царство», привести её к Престолу Божию и сказать: «се аз и дети, яже ми еси дал». Духовный отец был безусловным и неограниченным нравственным руководителем своих духовных детей, подобно игумену или старцу в монастыре» (проф. С.Смирнов, «Древне-русский духовник», с.42-43).

Исходя из вышеизложенного становятся понятны епитимийные нормы , которые духовный врач использовал для врачевания своего духовного сына. В связи с этим хотелось бы высказать своё мнение о не совсем корректной постановке вопроса о современном епитимийнике с зафиксированными в нём нормами. Исключая субъективный человеческий фактор, это может привести к профанации самой идеи исправления и врачевания души человеческой так, как это видели святые отцы Церкви (это же касается и искусственного подхода к вопросу о соотношении акривии и икономии в современной исповедальной практике). Не надо забывать, что формальный подход к жизни Церкви, породило такое явление, как фарисейство и законничество (о чём писали в своё время такие святители, как Игнатий Кавказский и Феофан Затворник), и исходя именно из этих негативных явлений духовной жизни произошли печальные события, завершившиеся революцией начала двадцатого века.

В подтверждению нашего мнения о изменении объективных условий в церковной жизни приведём выдержку из дореволюционного «Учебника по практическому руководству для пастырей» не потерявшего актуальность и в наши дни: «В настоящее время, когда религиозное воодушевление христиан охладело и отлучение от причастия для многих из них может только послужить к самооправданию и полному охлаждению, при неисполнении ими христианского долга говения, применения епитимий во всей их строгости является совершенно нецелесообразным, и назначение того или другого рода епитимьи должно быть представлено на усмотрение духовника» (И.П.Соловьёв, «Уч. по пр. рук. для пастырей», СПб, 1914; с.161).

  1. Вопрос, связанный с такими лжедуховными явлениями, как младостарчество, на сегодняшнее время теряет свою актуальность. Особо яркий расцвет эта «болезнь роста» Церкви имела в начале 90-х годов прошлого столетия, когда Церковь в виду своего особого положения, призывала на служение людей с недостаточным церковным образованием. Профилактикой на пути врачевания этого недуга может быть только улучшение качества подготовки будущих пастырей в стенах духовной школы. Именно здесь могут быть возможны пути решения данной проблемы. При обнаружении подобного явления, и чтобы не давать развиваться этой болезни, необходимо вовремя принимать достаточные меры, как то: после достойного исследования помещать такого «старца» в многоклирный приход для врачевания в братском окружении.

«Братия! Если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 1-2). «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны, в одном теле, и будьте дружелюбны.» (Кол. 3, 14-15).

 

Рядовые Богослужения

Суббота
15:30 - Панихида по воинам за Веру и Отечество жизнь свою положивших и о всех усопших православных христианах*
16:00 - Всенощное бдение

Воскресенье
8:00 - Молитвенное пение с чтением Акафиста св. вмч. Георгию Победоносцу
9:00 - Божественная Литургия
11:00 - Воскресная школа для детей
12:00 - Воскресная школа для взрослых

Каждую среду
16:00 - молебное пение с Акафистом св. страстотерпцу Царю-мученику Николаю*

Каждую пятницу
12:00 - водосвятный молебен с Акафистом Пресвятой Богородице перед Ее образом "Воспитание"*

В праздничные дни
16:00 - Вечернее Богослужение накануне Праздника
9:00 - Божественная Литургия в самый день Праздника

*кроме праздничных дней

В нашем храме совершаются: Крещения, Венчания, молебны ...
Для неимущих требы совершаются бесплатно.

В будние дни храм открыт
с 09:00 до 17:00

Календарь